Казаки были глубоко верующими людьми. Ни одного важного дела не начинали казаки без усердной молитвы. Твердым было понятие греха: «грешно родственникам промеж себя невест сватать», «тяжкий грех с родителями ссориться». Неисполнение предсмертной воли родителей считалось тяжким грехом. Гневаться — тоже грех. «Мы — казаки, народ незлобивый, гнев прошел, и мы на мир охотно идем, и это хорошо, потому что мы прощаем на земле и сами будем прощены на небе. Так по Закону Божию». Казаки остро чувствовали свою духовную связь с умершими, обязательно их поминали. Вера играла и важнейшую роль в обыкновенном праве. Снятие со стены иконы и целование ее считалось средством доказательства своей невиновности. Во многих случаях пойманный вор не решался на такой шаг и признавался в преступлении. Казаки чтили все Великие Праздники и строго соблюдали посты.

До 1652 года на Дону церквей не было, а были лишь часовни и молитвенные дома. Это было жестокое требование того тревожного и военного времени. В исторических актах первой половины XVII века упоминаются только часовни в Раздорах, Черкасске и Монастырском городке. В Азове службы проходили в двух Азовских церквях: Иоанна Предтечи и Николая Чудотворца. Сохранилась челобитная атамана Наума Васильева и Всего Войска Донского о присылке в Азов «мира, масла, запасных даров, двух прелогов, двух златоустов, двух оправил святых отец седьми соборов, миней месечных печатных, чтобы было по чему за тебя, государя, Бога молить». После успешной обороны и оставления города по решению Земского собрания в 1642 году казакам приходилось несладко. Построив новую крепость, турки осенью 1644 года внезапно напав на селения казаков, выжгли все до тла. Но казаки не пали духом. 24 апреля 1644 года на многих лодках вниз по Дону пошло все войско Донское. Казаки подошли к тому месту, где стоял Черкасский городок запорожцев, сожженный турками, и деятельно принялись за работу. Земляным валом и деревянным забором окружили город, поставили на валу пушки, а внутри разбили место под станицы. Интересен набор икон, которые казаки в 1645 году просят у государя взамен сожженных: «Иоанн Предтеча, Архангел Михаил, Николы чюдотворца, Михаила Малеина1, преподобные Евдокеи, Олексея Человека Божия, Тихона чюдотворца, архидьякона Стефана». Государь указывает сделать для икон серебряные оклады с резными венцами, а «поля и середовины басемные золотить листовым золотом».

1В честь преподобного Михаила Малеина был назван первый царь династии Романовых — Михаил Федорович
В 1652 году в Черкасске завершилось строительство деревянной соборной церкви во имя Воскресения Христова. Она имела четыре придела: Благовещенский, Предтеченский, Алексеевский и Николая Чудотворца. В 1670 году в годы бунта Степана Разина храм сгорел до основания, а вместо него через два года на том же месте был выстроен другой, деревянный; но и тот, в ужасный пожар, в 1687 году, сгорел вместе со всем городом.

В конце 17 века во время Азовских сражений в составе российской армии казаки под предводительством атамана Фрола Минаева заслужили большое уважение государя Петра I. Участвовали они и в Шведской войне. Во время мятежа стрельцов в Астрахани остались на стороне царя и помогли усмирить бунт. Не смогло поколебать их верности государю и восстание Булавина. В благодарность, несмотря на то, что все ресурсы были брошены на создание новой столицы — Петербурга, царь всячески помогал строительству в Черкасске великолепного девятиглавого каменного собора, и в 1709 году, приехав в город, «собственными руками положил на алтарной стене несколько камней и залил их известкою».

До сих пор точно неясна дата начала строительства Воскресенского собора. Известно, что деревянный Воскресенский собор сгорел в 1687 году. Уже в следующем, 1688 году по челобитью донских казаков из Москвы в Черкасск для строительства каменного собора были посланы деньги, церковная утварь, книги. Можно предположить, что в это время уже существовал проект строительства каменного собора. В 1695 году Петр I пожаловал на строительство собора 100 рублей — весьма немалую по тому времени сумму. В справке Посольского приказа, в ведении которого находилось Войско Донское, за 1704 год сообщается об оказании казакам помощи в строительстве собора за предыдущие годы. Однако, надпись в притворе гласит:

ВО СЛАВꙋ СВТІѦ ЕДІНОСꙋЩНІѦ ЖІВОТВОРАЩІА И НЕРАꙀДѢЛЬНІѦ ТРОІЦІ ОЦА І СНА І СТАГО ДꙋХА ПРІ ДЕРЖАВѢ БЛГОЧЕСТІВАГО ГДРА ЦАРА І ВЕЛІКАГО КНꙀѦ ПЕТРА АЛЕѮѢЕВІЧА ВСЕѦ ВЕЛІКІѦ І МАЛІѦ І БѢЛІѦ РОСІ САМОДЕРЖЦА БЛАГОСЛОВЕНІЕМѢ ПРЕОСВѦЩЕНІХЪ МИТРОПОЛІТОВЪ МОСКОВСКІХЪ МЕЖДꙋПАТРИАРШЕСВА НАЧСА ЦРКОВЬ СІѦ СТАРАНІЕМЪ ДОНСКІХЪ АТАМАНОВЪ І КОꙀАКОВЪ ПРІ ВОІСКОВОМЪ АТАМАНЕ ЛꙋКѦНѢ МАКСІМОВꙋ І ВСЕМꙋ ВОІСКꙋ ДОНСКОМꙋ АѰЅ ГОДЪ А СОВЕРШІХСѦ ПРІ ВОІСКОВОМЪ АТАМНЕ ВАСІЛІН ФРОЛОВІЧꙋ ВЪ АѰѲІ ГОДЪ МСЦА ФЕВРАЛѦ А ДЕНЬ2
2АѰЅ = 1706, АѰѲІ = 1719

Во время сильного пожара в августе 1744 года при взрыве порохового погреба, в соборе сгорел иконостас, купола, была расплавлена вся золотая и серебряная утварь. После этого казаки обратились к императрице Елизавете Петровне с просьбой о помощи в восстановлении храма и его реликвий. 14 октября 1744 года последовал высочайший указ на имя Сената, а затем и донским казакам о пожаловании им на «возобновление … погорелой в Черкасске соборной Воскресенской каменной церкви» тысячи рублей. В результате проведенных восстановительных работ интерьер собора стал еще богаче и наряднее. Войсковой атаман Даниил Ефремов в 1767 году по благословению Тихона Воронежского, вымостил всю церковь, вместо сгоревших в пожаре дубовых полов, чугунными плитами.