Перед западным входом в собор накрепко вмурованы в стену собора кандалы и железная цепь, которой был прикован Степан Разин. После пиратских грабежей торговых кораблей на Каспийском море в 1669 году Разин прельстил многих в Астрахани и на Дону богатой добычею, вольною жизнью и будущим блаженством, для коего не нужны будут ни подати, ни начальники. Все, недовольные чем-либо, шли под его знамена. А недовольных в те времена было множество. Виноваты проведенная силой, а не убеждением, церковная реформа патриарха Никона и вынужденное повышение налогов в годы русско-польской войны 1654—1667 годов. Грабежи, беззаконие, предательства и убийства распространились по всей России. Множество бездомных, дворовых людей, гуляк, бродяг, выпущенных из тюрем преступников, скрывавшихся по лесам, вместе с донцами и стрельцами составляли толпу, простиравшуюся до 200.000 головорезов. Разин, для поддержания брожения умов и обмана народа, рассказывал, будто на одном его струге сидит за год до того умерший Царевич, Алексей Алексеевич, а на другом – низверженный Патриарх Никон. Вместо Царевича иногда показывали мальчика лет шестнадцати, сына какого-то Черкесского Князя. Народ всему верил, чему верить хочется, и раздельными своими толпами, большей частью безоружными, без порядка и начальников производил величайшие злодеяния, убийства и опустошения; предавал огню и мечу сопротивлявшиеся города, разрушал усадьбы, мельницы и разные заведения, грабил Царскую казну, церкви, монастыри, купеческие караваны.

В 1671 году Разин осадил Симбирск. Защитниками города командовал знаменитый умом и храбростию Иван Богданович Милославский. Разин употребил то же коварство, что при взятии Астрахани, попытавшись переманить на свою сторону войско; но Милославский имел под начальством своим людей более надежных, нежели стрельцы, и притом сам стоил целой армии, а потому хотя с малыми людьми и с великою нуждою, но отсиделся с честью. На приступах и вылазках много воров побил и всех, попадавшихся в плен, вешал на валу. 4 октября 1671 года, на последнем приступе и на последовавшей за ним вылазке, Разин, претерпев совершенное поражение, с немногими людьми бежал от Симбирска на судах вниз Волгою к Самаре. В то время, как Милославский бился под Симбирском, окольничий князь Юрий Алексеевич Долгорукий с другим корпусом, в исходе сентября, между Арзамасом и Алатырем, под селом Пановым, при первой встрече 15-тысячный отдельный корпус Разина разбил наголову. Вскоре пойман был главный Стенькин предводитель, начальствовавший в сей стороне, его четвертовали и повесили.

Царь, видя ужасное неустройство и познав, что уже никакая милость не может остановить мятежа, приказал не одних начальников и зачинщиков бунта, донских казаков разиновой породы, но уже всех без различия, попавшихся с оружием в руках или обличенных в убийстве и грабеже, казнить без милосердия. Ужасен был вид казней сих, ибо поля виселицами уставлены были, из которых на иной по пятидесяти человек вместе висело, и все места были устланы трупами и обагрены кровию: изрубленные тела и кости валялись везде; посаженные на колья разбойники жили дня по три и говорили. Ад был на тех местах, где военные и гражданские властители проходили с карательным мечом своим, зарево пожаров освещало их шествие; вопли и рыдания осиротевших жен и детей сопровождали их на каждом шагу. Куда бы зритель ни обратил своего взора, везде встречал отчаяние и тяжкие страдания злодеев, которые до того мучили невинных. Столь великой жестокости требовала и нравственность и политика. При всем усилии правительства, борение, сопровождаемое ужаснейшим кровопролитием, продолжалось три месяца. Князь Долгорукий первый остановил мятеж и укротил буйство разбойников; но не иначе, однако ж, как переказнив их до одиннадцати тысяч человек. От грозного меча его разбойники разбежались в разные города. Даже в Сибири, около Туринска, крестьяне и ратные люди приводили их к воеводам, по двести и по триста человек вдруг; и хотя всех сих воров четвертовали и вешали, но искры мятежа еще долго тлели в отдаленных местах.


Разин, раненый под Симбирском, ожесточился до того, что для получения последнего алтына от попадавшихся к нему в руки богатых людей, купцов, монахов и чиновников, живых жег в печи вместо дров, тянул жилы, сдирал кожу и, разными пытками истязав, предавал мучительнейшей смерти. Прошло время обманам и обольщению, и он уже не щадил ни пола, ни возраста, ни состояния; губил и своих казаков без милосердия.

Разин бежал на Дон, но, совершив столько злодеяний, не мог уже скрыться. Войсковой Атаман Корнилий Яковлев, открыв убежище Разина, разбил его под Кагальницким городком и со многими единомышленниками 14 апреля 1671 года взял живого; и, взявши, на позор народу приковал на цепь при дверях Соборной Церкви в Черкасске. Товарищи его, в Кагальнике и в Черкаском захваченные, по приговору круга за лютые преступления на лютую казнь осуждены, все побиты и перевешаны были; а его — главного вора и заводчика — сам Войсковой Атаман с товарищами отвез в Москву, где к успокоению всего народа в том же 1671 году на большой площади, в Китае городе казнен он жестокою казнью.